Крис Манимейкер, Фил Айви и раздача, которая изменила ход истории

  • Eric RaskinEric Raskin
Крис Манимейкер и Фил Айви

Объявление “shuffle up and deal” ознаменовало начало очередной Мировой серии покера и спровоцировало прилив воспоминаний с прошлых WSOP. И нет такой серии, ностальгия по которой была бы сильнее, чем по ее версии 2003 года.

В этом отрывке из новой книги Эрика Раскина The Moneymaker Effect: The Inside Story of the Tournament That Forever Changed Poker мы переместимся в казино Binion’s Horseshoe, чтобы вернуть к жизни события четвертого дня главного турнира, а точнее, ключевую раздачу между Крисом Манимейкером и Филом Айви. Поскольку в классической раздаче важен не столько ее ход, сколько контекст, сначала обратимся к предыстории и вспомним второй день, во время которого Айви и Манимейкер впервые увидели друг друга.

Книга Раскина главным образом написана в формате устных повествований от лица более 30 рассказчиков: в дополнение к Айви и Манимейкеру интервью дали профессиональные игроки Фил Хельмут, Ховард Ледерер, Дэн Харрингтон и Барри Гринстайн, а также турнирный директор Мэтт Саваж и технический директор 441 Productions Дэйв Шварц.

Крис Манимейкер: В день два моими соседями были Джонни Чен и Фил Айви. Я не знал, кто такой Фил. Он был молодым черным пареньком с большим стеком. Я видел как он садится и думал: “О, отлично. У него много фишек. Он не выглядит трудным соперником. Я собираюсь выиграть у него эти фишки”. Он был просто Филом Айви — он не был Филом Гребаным Айви, которым сейчас является.

Фил Хельмут: Не думаю, что кто-нибудь действительно знал что-то об Айви в то время. В 2003-м он был молодым и подающим надежды. Я помню, на нем была баскетбольная футболка, Хьюстон Рокетс, кажется. Никто не знал, кем он был тогда. Сейчас все называют его величайшим игроком в мире, и я не знаю, так это или нет — он определенно один из двух или трех лучшим игроков планеты — но в 2003 году еще никто не называл Фила Айви лучшим игроком в мире.

Фил Айви: В дейсвительности я играл не так уж хорошо. Думаю, мне было около 27 лет. Я играл нормально, но я еще вроде учился, как [хорошо] играть в безлимитный холдем. У меня были такие же хорошие шансы выиграть, как у любого другого, но я все еще нащупывал свою игру.

Манимейкер: Во второй день было трудно, главным образом из-за Джонни Чена, а не Фила Айви. Я был на седьмом боксе, Чен вроде на втором, а Айви сидел через одного после меня. Думаю, Чен в позиции на Айви заставил того играть осторожнее или вроде того. Айви не особо проявил себя в тот день. А Чен меня просто разрывал.

Он переставлял каждый мой рэйз, постоянно заставлял принимать сложные решения. Когда я играл за столом со множеством профессионалов, было ощущение, будто у них каждую раздачу тузы или в каждой раздаче они ловят сет. Я понимал, что это было не так, но играл немного испуганно.

Один парень во время обеда сказал мне: “У тебя синдром монстра-под-кроватью. Ты думаешь, что у твоих соперников всегда лучшая рука. Но в действительности это почти всегда не так”.

Услышав это, я стал понимать, что мы все получаем две карты, и профессионалы не попадают в доски так же часто, как и я, так что мне нужно перестать играть фит-о-фолд (исключительно по карте - прим.), чем я по сути и занимался.

Айви: Манимейкер произвел на меня некоторое впечатление, когда мы играли за одним столом во второй день. Помню, отметил про себя: этот парень агрессивен. Мы недолго играли вместе, но он поучаствовал во многих раздачах. Он был в ударе, и уже на тот момент я знал, что у него есть шанс на победу. Во время турнира вы подмечаете разных людей, которые могут его выиграть, и я честно считал, что он был одним из них.

•••

Крис Манимейкер, Фил Айви и раздача, которая... 101

Манимейкер: Самой важной раздачей, которую я сыграл, среди тех, что не показали по телевизору, была против парня по имени Чак Хоанг. Не помню, какой был уровень, но [на префлопе] он сделал рэйз, а я заколлировал. Потом мы прочекали флоп, а на терне он сделал небольшую ставку - 15,000. Я с туз-три, что не имело никакого отношения к доске, плоско переставил. Он ответил еще одним минимальным рэйзом.

В тот момент я подумал: “Хорошо, у него сильная рука, но я неуступчивый сукин сын и думаю, что смогу выбить его”. Я переставил - еще 100,000 сверху, он заплатил.

“Ох, это не та ситуация, в которой я хочу оказаться”, - подумал я тогда. “Полагаю, я без аутов, и остается только надеяться на хорошую карту на ривере, которая не слишком изменит доску, потому что я пытаюсь изобразить готовый стрит, а у него, я уверен, что-то вроде сета или двух пар”.

У нас обоих оставались довольно глубокие стеки [на ривере]: около 300,000 у меня и около 200,000 с лишним у него — было бы больно поставить олл-ин и получить колл.

На ривере он пропустил торги, я запушил, и он довольно быстро выкинул.

Я показал свой блеф. Это было исключительно эмоциональное действие — я был так возбужден и рад тем, что удалось выбраться из этой ловушки, в которую угодил по собственной вине, а также всем этим фишкам в своем стеке. Показать блеф было глупо, но я гордился собой!

И в этот момент я почуствовал, как люди стали хорошо отзываться обо мне. Будто я не такой уж фиш отныне. Я безумец, и возможно вам захочется оставить меня в гребаном покое.

•••

Мэтт Саваж: Когда в игре осталось 10 человек — за один вылет до финального стола — всех пересадили за один стол. Но там было всего девять камер [для карманных карт]. Так что двоим людям пришлось делить одну из них. Неловкий был момент.

Манимейкер: В топ-10 я чувствовал себя как рыба в воде. Я хотел попасть на финальный стол. Я не хотел участвовать в раздачах. Меня не интересовала возможность стать тем, кто кого-то выбьет.

Во-первых, я просто хотел в кровать. Было четыре утра, и я адски устал. Но я просто хотел побыть в сторонке. Я не хотел участвовать [в раздачах].

Единственная раздача, которую я сыграл в топ-10 - это с туз-дама против Айви. Если я и сыграл какую-то другую раздачу, я ее не помню.

Ховард Ледерер: Очевидно, Крис Манимейкер стал большой историей на той Мировой серии.

Второй большой историей тогда было рождение Айви. Он был близок к победе в 2002 году, и я помню, как он сказал: “Я выиграю его [главный турнир] в 2003-м”. Я ответил: “Да, да”, - а он действительно должен был побеждать в этом турнире. Он должен был стать самым невероятным турнирным игроком мира в том году.

Манимейкер: Все думают, что мне повезло против Айви. Мне не повезло. Я открылся рэйзом на префлопе с туз-дама, Джейсон Лестер с десятками и Фил Айви с девятками заколлировали. Вышел флоп дама-дама-шесть.

До меня прочекали, и я поставил 75,000. У Айви был стек всего около 475,000.

Все говорят, что я поставил слишком мало, чтобы выбить его, что мой сайзинг позволил ему остаться в раздаче, но это именно то, чего я хотел. Я не хотел, чтобы люди сбрасывали, когда у меня туз-дама; это было бы глупо.

Джейсон выкинул десятки, Айви заколлировал с девятками.

И мне не повезло. Мне очень не повезло, что он поймал один из двух аутов. Он поймал девятку на терне.

Он прочекал, я поставил 200,000, он объявил олл-ин плюс 200,000, и очевидно, что я никогда не выкину здесь. Это кулер. Просто он закончился хорошо для меня, потому что я поймал туза на ривере.

Дэн Харрингтон: Моей реакцией на этот тут за ривере было “О боже”. Фишки поехали в правильном направлении, как я считал. Это было чувство непрекращающейся радости.

Крис Манимейкер, Фил Айви и раздача, которая... 102

Барри Гринстайн: Фил позвонил мне, когда только вылетел из турнира, и сказал: “Ты не поверишь, какую раздачу я только что сыграл”.

В те дни он всегда спрашивал меня о раздачах, потому что не был игроком в безлимитный холдем; он играл в семикарточный стад и перебирался в ноу-лимит. Он позвонил мне и спросил про раздачу, и помню, я сказал ему, что сбросил бы на флопе.

Он сказал: “Я почти сбросил. А потом я почувствовал, что нужно коллировать”.

Он чувствовал, что был лучшим игроком за столом, и отчасти причиной его колла на флопе было то, что он был уверен, что сможет принять правильное решение на терне. Будь это пасом или коллом на терне, если он почувствует, что Крис блефует, он просто знал, что хорошо чувствовал то, что происходило за столом. Вот почему он заколлировал.

Когда на терне пришла девятка, тут уже никуда не денешься.

Айви: Это была очень, очень сложная раздача. После нее я отправился обратно на восток.

Кажется, я получил $80,000. Такая выплата была.

Но я действительно очень хотел выиграть этот турнир. Просто это была такая сложная раздача. Когда открылся туз, я был в шоке.

Когда я возвращался на восток, у меня было достаточно времени, чтобы обдумать раздачу. Дорога в Нью-Джерси занимала 72 часа, потому что мне не хотелось лететь. Вернувшись, я снова был в порядке. Я снова был готов играть.

Дэйв Шварц: Фил Айви смотрелся на то, чтобы стать следующим великим игроком в покер. Выиграй он эту раздачу, на финальный стол он выходил бы с чиплидерским стеком. У вас был бы лучший игрок в мире в роли чиплидера. Вместо этого карты открылись так, что Манимейкер выбил самого опасного соперника.

Я часто думаю, если бы Айви выиграл ту раздачу, а затем и главный турнир, все по-прежнему бы случилось? По-прежнему были бы разговоры о молодом парне крутом настолько, насколько можно быть крутым. Но был бы покерным бум таким, каким мы его знаем?

Я не знаю. Айви не отобрался за $39 в онлайне, а его фамилия не была Манимейкер.

Ледерер: Раздача, в которой Манимейкер поймал туза и выбил Айви, возможно, одна из самых важных в истории покера. Она привела к победе Манимейкера и последовавшему эффекту Манимейкера, но также, я считаю, она не дала Айви выиграть главный турнир.

Думаю, если бы эта раздача закончилась иначе, это изменило бы историю до неузнаваемости.

Эффект Манимейкера определяет историю Мировой серии покера 2003. Книга была опубликована Huntington Press и доступна в печатном виде на ShopLVA.com, а также в электронном формате на Kindle, Nook и iTunes. Более подробную информацию можно узнать по телефону 1-800-244-2224.

Следите за обновлениями, новостями и трансляциями PokerNews ВКонтакте, на Фейсбуке и в Твиттере.

ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ

Ваше мнение: