Грег Реймер: “Я научился оставлять все невзгоды позади”

Грег Реймер

Десять лет прошло после победы Грега “Fossilman” Реймера на Мировой серии покера. Выиграв главный турнир, он стал одним из самых заметных и активных послов покера за все время. Известный своими очками, неприятием хамства (судя по отказу пожать руку Майку Матусову, когда тот сказал грубости в его адрес на WSOP 2004) и дружелюбным отношением к поклонникам, Реймер не просто оказался в центре внимания, он получал от этого удовольствие.

Многое случилось с ним за годы, прошедшие с момента победы в драматическом хэдз-апе над Дэвидом Уильямсом, когда он выиграл золотой браслет и $5 миллионов. Прежде всего, он смог оставить работу патентного юриста в Pfizer и полностью посвятить себя игре, которую он раньше рассматривал как прибыльное хобби. Затем ему удалось почти невозможное – через год в главном турнире WSOP он финировал 25-м из 5,619 участников. С тех пор он записал на свой счет 3-е место в турнире за $40,000 на WSOP 2009, которое принесло ему почти $800,000, браслет Чемпионата мира по онлайн-покеру (WCOOP) и $168,362 призовых, а также рекордные четыре первых места на Heartland Poker Tour 2012, что позволило ему преодолеть отметку $7.4 миллиона призовых в живых турнирах.

За это время Реймер дал отпор двум вооруженным грабителям, когда возвращался из “Bellagio” к себе в номер, обучал покеру профессионала PGA Рокко Медиати в обмен на уроки по гольфу, был преподавателем в Академии WSOP и открыл свою покерную школу Fossilman Poker Training; вместе с женой Шерил он воспитывает дочку, которая сейчас заканчивает колледж. Были и неприятные события в его жизни. В 2013-м завершилось его долгое и плодотворное сотрудничество с PokerStars, а в прошлом году он был арестован в рамках спецоперации по борьбе с проституцией, в результате чего ему были предъявлены обвинения в пользовании услугами проституток (обвинения уже сняты). В большом интервью PokerNews Реймер откровенно рассказал о взлетах и падениях, которые произошли с ним за последние 10 лет, и поделился надеждами на будущее.

Недавно ты обратился за помощью к инвесторам для сбора средств на банкролл, как и до победы на WSOP. Какие результаты?

Мы собрали около $80,000, на эти деньги я играю. Сейчас я в небольшом минусе, но такова природа турнирного покера. Я также немного играю в кэш, но пока это не помогает выйти в плюс. Тем не менее, один хороший результат – и картина полностью изменится.

Ты ведь тоже в доле?

Да, конечно. Я считаю, что инвестору хотелось бы, чтобы сам игрок тоже имел долю. В противном случае будут возникать ситуации, когда в конце года у игрока, который не вкладывал своих денег и находится в минусе, будут все причины “отморозиться”. Если большую часть средств ты вкладываешь сам, тогда ты теряешь и свои деньги, и инвесторы меньше обеспокоены тем, что ты можешь повести себя неразумно. Как бы то ни было, не думаю, что люди сомневаются во мне, но на всякий случай лучше развеять опасения.

Тебе уже 49. Возраст как-нибудь сказывается на твоих покерных навыках?

Память уже не та, но она у меня всегда была плохая.

Ты занимался покером задолго до того, как выиграл главный турнир WSOP, а с тех пор прошло еще 10 лет, так что в течение долгого времени ты мог наблюдать изменения покера как на личном уровне, так и в большом масштабе. Не мог бы ты рассказать об этом?

Что ж, я, наверное, не очень философский человек , то есть я, конечно, замечаю множество изменений, но особой ностальгии не испытываю. Я имею в виду, что в покере было как хорошее, так и плохое, но в целом хотя бы то, что игра стала популярнее, – это хорошо. Думаю, хорошо и то, что благодаря интернету информация стала более доступной. Теперь гораздо легче стать хорошим игроком в покер – и это здорово. Людям больше не приходится быть плохими или посредственными игроками на протяжении многих лет. С другой стороны, если вы профессиональный игрок, который пытается заработать этим на жизнь, такие перемены не в вашу пользу, поскольку оппоненты играют все лучше и лучше. Сегодня средний игрок намного сильнее, чем до моей победы в главном турнире. Если взять второго худшего игрока со случайного стола турнира по безлимитному холдему за $1,500 на Мировой серии этого года и отправить его во времена до моей победы, он, скорее всего, будет вторым по силе игроком за своим столом.

До победы в главном турнире ты не был профессиональным игроком, но этот невероятный успех дал возможность для кардинальных перемен.

На самом деле, перед Мировой серией я был полупрофессионалом. Я плачу налоги как полупро с 1998 года. Конечно, в 1998-2004 годах покер не был моим основным источником дохода, но он приносил хорошую дополнительную прибыль.

Ты когда-нибудь задумывался, как бы сложилась твоя судьба, если бы в 2004-м ты показал хороший результат, но не выиграл главный турнир?

Самое смешное, что в день финального стола у меня было собеседование в небольшой биотехнологической компании в Тусоне, и в принципе работа была уже у меня в кармане, нужно было только пройти формальное собеседование с президентом компании, и если бы во время ланча не меня стошнило на одного парня, я бы получил эту работу. План был такой: если бы я выбыл рано, то прежде чем отправиться домой, полетел бы в Тусон на собеседование. Кто знает, победа на WSOP могла мне стоить денег, поскольку когда я пять лет назад говорил с кем-то из Тусона и рассказал эту историю, меня спросили: “Какая компания?” – и когда я объяснил, мне сообщили: “А, та процветающая компания. Она невероятно успешна”. Не знаю, сколько фондовых опционов я бы мог получить, но биотехнологические компании нередко учитывают количество, которое вы имели в предыдущей компании. А в “Pfizer” у меня их было много, хоть они и были неприбыльными. Так что я мог заработать больше пяти миллионов, если бы устроился на эту работу. Возможно, тот день был хорошим для меня в любом случае.

Ты все еще получаешь удовольствие от игры, как и раньше?

Да, я по-прежнему люблю играть, особенно когда выигрываю.

Со временем ничего не изменилось? Не испытываешь ли трудности при игре в главном турнире, приближаясь к возрасту, в которым скоро можно будет выступать в турнире ветеранов?

У меня нет проблем с усталостью или нечто подобным. Правда, последние пару лет я вылетал до обеденного перерыва (смеется). Так что для меня это не проблема.

Дает ли возраст преимущество?

Да, конечно, но надо понимать, что есть игроки в возрасте около 30 лет, которые играют уже 10 лет и имеют много опыта. Тем не менее, в определенных ситуациях у меня есть преимущество. Например, мне всегда нравилось играть на ТВ-столе. Думаю, это дает мне огромное преимущество над большинством игроков – даже если молодые ребята играют лучше меня, они оказываются в непривычной обстановке и не всегда могут показывать свою лучшую игру за ТВ-столом.

Почему на ТВ-столе так трудно играть?

Многие люди начинаются играть более консервативно и прямолинейно, что позволяет их легко читать. Возрастает напряжение, игроки становятся более эмоциональными и выдают больше теллсов. А поскольку у меня большой опыт, я могу продолжать играть в свою игру.

Помимо игры (кстати, ты показал выдающиеся результаты на Heartland Tour 2012) ты занимаешься обучением.

На данный момент мое расписание во многом строится вокруг покерных семинаров. Я продолжаю преподавать в Академии WSOP, но несколько лет назад я решил, что хочу вести больше покерных семинаров и иметь возможность делать это где-нибудь еще. Академия не может проводить занятие вне Вегаса из-за относительно высокой стандартной цены, поэтому я решил преподавать в других местах под брендом Fossilman Training. Я договариваюсь с менеджерами покер-румов США и Канады и приезжаю вести семинары у них. Они покупают определенное количество мест, поэтому мне не приходится тратить огромные деньги, которые Академия или WPT Bootcamp вкладывают в маркетинг. Я также нанимаю других инструкторов из местных жителей, которым не нужно тратиться на поездки. Разумеется, я не могу себе позволить известных инструкторов, которых нанимают WSOP и WPT, но и семинары мои дешевле. Обычно я беру $300 за одного ученика в день, а типичное занятие проходит с 30-40 учениками. Сейчас мои семинары, как правило, приурочены к какой-нибудь серии – так я и оказался на Heartland Tour. Я подумал: “ОК, приеду в Сент-Луис, проведу в четверг семинар, потом еще чем-нибудь займусь, а на выходных сыграю турнир HPT”. И что вы думаете? Я выиграл главный турнир!

И не один, а четыре! В один год.

Чем объяснить такой результат? Дисперсией. Не думаю, что на следующий год я играл хуже, и что поля стали сложнее, все дело в дисперсии.

Чем отличаются поля на HPT и на WSOP?

Поле в главном турнире HPT за $1,500 гораздо слабее, чем в турнире с тем же бай-ином на WSOP или даже на WSOP Circuit. С другой стороны, когда ты играешь главный турнир WSOP, ты знаешь, что он проще, чем турниры за $1,500 и намного проще, чем, скажем, турниры с бай-ином $5,000. HPT хорош тем, что они проводят множество сателлитов, в которых местные игроки отбираются в главные турниры. Это означает, что в них принимают участие много любителей, благодаря чему поля становятся слабее.

Получается, организаторы Heartland Poker Tour не должны расстраиваться из-за того, что сильный игрок вроде тебя хорошо выступает на их серии.

На самом деле, я стал первым чемпионом главного турнира WSOP, который выиграл один из их турниров, так что они были рады этому событию. Когда я выиграл во второй раз, они сказали: “Вау, теперь ты лидируешь в рейтинге «Игрок года»”

Есть ли для тебя минусы в покерной карьере, которую ты сделал за последние 10 лет?

Меня подолгу не бывает дома, но до покера было иначе. По этой причине моя жена Шерил и дочь не любят покер, так что у меня нет однозначного мнения; не такого, что “О, в этом сплошные плюсы”. Вначале, сразу после 2004 года, они были со мной в нескольких поездках. Я брал их с собой в Дублин на турнир по пот-лимитному холдему, на WPT Париж и другие серии, но хоть им и нравилось там, вместе мы время не проводили. Даже когда я вылетал из турнира, мне нужно было много всего делать для PokerStars, поэтому мне не удавалось побыть с семьей. К тому же Шерил не любит путешествовать, все эти передвижения, перелеты и прочее, поэтому наши поездки оставили у них смешанные чувства. В результате возникла необходимость разделять покер и семью. Я люблю покер и предпочел бы остаться игроком, нежели вернуться к работе юриста, и думаю, близкие это понимают. Гольф я тоже люблю, и если каким-то чудом я бы играл достаточно хорошо, чтобы выступать в соревновании ветеранов, и имел возможность сделать это своей работой, что, как и покер, требует постоянных путешествий, не думаю, что я бы мог отказаться и от этого.

Если оценивать реалистично, сколько ты еще сможешь заниматься покером?

Дойл [Брансон] играет уже очень давно. Я понимаю его исключительность, но дело в том, что благодаря удачной неделе в 2004-м я всегда смогу заниматься не только игрой, но еще и, например, обучающими семинарами. Я могу зарабатывать и другими способами, за счет чего оставаться в покере гораздо легче.

Должен спросить тебя еще кое о чем. Об аресте. Я знаю, что изначально была дана неверная информация, что ты имеешь отношение к мужской проституции, но это оказалось неправдой. Я также знаю, что в итоге все обвинения были сняты после того, как ты отработал на общественных работах. Не мог бы ты прояснить, что же на самом деле произошло?

Честно говоря, я разочарован по многим моментам. Я разочарован собой. Мой проступок не связан с законом, он связан с Шерил. Я либертарианец. Я придерживаюсь мнения, что такого рода преступления не должны быть незаконны. Если вы взрослый человек и чем-либо занимаетесь с другим взрослым с его согласия, то я считаю, что правительство не должно выступать против. Если вы своим детям даете крэк – это уже другое. Если вы сами курите крэк, что ж, по-моему, вы идиот, но я не буду вам это запрещать. Мой проступок заключается в поведении, которое навредило моей жене. Это совершенно другая история. Мы обручены. Измена своей жене – в этом мое преступление. Что касается самого ареста, формально я не нарушал закон. Между нами не было уговора делать что-либо за деньги, и позже обвинения были сняты. Я мог попытаться отстоять свою позицию, и, вероятно, победил бы, но мне сказали: “Отработай на общественных работах, посети терапевта и мы снимем обвинения”, и на тот момент я подумал: “Зачем идти в суд, создавать еще больше проблем и тратиться на адвокатов?” Я и так занимался волонтерской работой, так что нужно было только зафиксировать отработанные часы. По сути, я делал то, что сделал бы в любом случае – ходил к терапевту, чтобы укрепить свой брак, и фиксировал время волонтерской работы, которой уже занимался. В то же время судебное разбирательство могло привлечь дополнительное внимание. Самое удивительное для меня во всем этом то, что в покерном мире существует определенное число людей (понимаю, что довольно небольшое), которые считают всю эту ситуацию чем-то очень ужасным.

Учитывая семейные проблемы, должно быть неприятно, что нельзя спокойно выйти из дома.

Это немного удивительно. В результате преступления никто не пострадал, кроме членов моей семьи, и ты рассчитываешь, что другие люди расценивают это так же. Но если покер и учит чему-то, так это оставлять позади все невзгоды. Этому я и научился.

Следите за обновлениями, новостями и трансляциями PokerNews ВКонтакте, на Фейсбуке и в Твиттере.

ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ

Ваше мнение: