Фил Хельмут собирается выиграть еще 11 браслетов Мировой серии

Фил Хельмут

«Двадцать пять лет… Я очень счастлив и благодарен судьбе за то, что продолжаю играть. Ведь в жизни никому ничего не гарантировано». Фил Хельмут.

В 1989 году Фил Хельмут был лишь молодым игроком, у которого была мечта. Правда, под ней имелся определенный базис в виде ранних успехов. Мечта стала явью, когда Фил встретился в хэдз-апе главного турнира Мировой серии с одним величайших игроков того времени, двукратным чемпионом мира Джонни Ченом.

24-летний Хельмут одолел Чена, равно как и 176 других участников турнира, и выиграл $755,000. Родилась новая звезда.

Ныне, 25 лет спустя, имея в своем активе 13 браслетов и две победы в главном турнире Мировой серии (одна из них на WSOP Europe), 18 миллионов долларов призовых, Хельмут пребывает в статусе суперзвезды. Член Зала покерной славы, Фил является одним из немногих игроков, чей вес и влияние выходят далеко за рамки индустрии покера. Его по праву можно назвать знаменитостью.

Несмотря на то, что непростой нрав Хельмута давно стал притчей во языцех, он, бесспорно, выдержал испытание временем, раз за разом доказывая свою принадлежность к покерной элите. В турнирах WSOP у Фила 100 попаданий деньги, и он намного опережает ближайшего преследователя по этому показателю. Не будем забывать о шестой строчке в списке самых успешных турнирных игроков по количеству призовых. А как насчет 13 браслетов Мировой серии? Уже говорили? Ну, о таком не грех напомнить еще раз.

В этом году победе Хельмута в главном турнире WSOP 1989 и его стремительному восхождению к покерной славе исполняется 25 лет. Немногие могут похвастаться подобным долголетием, а достижения Хельмута, кажется, и вовсе невозможно превзойти, особенно, если все так и будет продолжаться. Нет ничего удивительного в том, что Фил, который, этим летом отметит свое 50-летие, подошел к этому WSOP с особым настроем.

Недавно корреспондент PokerNews Рич Райан побеседовал с «покерным негодником» о его победе в 1989 году, о четверти века на покерной сцене, личной жизни и многом другом.

Вы ощущаете, что с момента самой значительной победы в вашей карьере прошла четверть века?

Да, я это действительно ощущаю. От этого никуда не деться! (смеется). Двадцать пять лет назад это был совершенно другой мир. В 1989 году я еще даже не был знаком со своей будущей женой, мне было лишь 24. В этом возрасте многие думают, что знают о жизни все. В 28 они понимают, что знают гораздо больше. В 32 еще больше. Полагаю, между двадцатью годами и двадцатью четырьмя годами существует огромная разница, причем не в смысле возраста, а в плане того, насколько человек комфортно себя ощущает и что знает об этом мире.

Как же давно это было, 24 года! Я тогда был весьма незрелым человеком. Думаю, по мироощущению, опыту я был ближе к 19-летнему. Но уже тогда меня отличал оптимизм, позитивное отношение к миру и вера в то, что я способен многого достичь. Истоки моих успехов лежали именно там.

У меня такое впечатление, что покере произошло несколько итераций. Ребята, с которыми я играл в восьмидесятые - это одно поколение. Его сменили игроки, выдвинувшиеся в период 1990-1995. Потом 1995-2000. Затем начался покерный бум, и с тех пор мы увидели еще 5-7 итераций. Так что, нет ничего удивительного в том, что та победа кажется мне такой далекой.

В нашем быстро меняющемся мире так мало постоянных величин. Но вы, безусловно, к ним относитесь.

Их вообще нет. Кто из игравших в 1989 по-прежнему выступает?

Кроме вас, только Дойл [Брансон]… пусть в меньшей степени, но, наверное, можно упомянуть Ти-Джея [Клутье].

Билли Бакстер по-прежнему много играет в холдем.

Говоря о Клутье и Дойле, вспоминается цитата последнего: «Не прекращайте играть, потому что стареете, вы стареете, потому что перестаете играть». Похоже, вы не из тех, кто будет «гриндить» до конца жизни. В конце концов, у вас отличный дом в красивом месте (Пало-Альто), вы можете расслабляться и наслаждаться жизнью в прекрасной Калифорнии. Кто вас осудит?

Это не так. Думаю, я буду играть всегда. Но в одном вы правы - устроить свою частную жизнь таким образом дорогого стоит. Знаете, я очень сдружился с Джо Лакобом, владельцем команды NBA Golden State Warriors. Один из моих друзей инвестировал в команду 44 миллиона долларов. Я, в общем-то, все устроил и привел его на эту встречу, а потом подумал: «Может быть, мне что-то за это полагается?». И спросил: «Как на счет пожизненного абонемента на пару лучших мест рядом с игроками?». «Они уже твои!», - ответил он.

Это здорово. На матчах я сижу рядом с Джо или в ложе Джеда Йорка, владельца [Сан-Франциско] 49ers. Эти ребята очень эмоциональны и глубоко погружены в игру – напоминают меня на финальном столе. Им нравится моя компания, наверное, потому, что я понимаю, через что они проходят, весь этот эмоциональный накал. Так что, границы моего мира значительно расширились. Я стал горячим болельщиком обеих команд. Кстати, некоторые их игроки играют со мной в покер.

Насколько хорош Дэвид Ли? (тяжелый форвард и центровой Golden State). Мне кажется, я читал ваш твит о нем.

Дэвид Ли великолепный игрок в покер. [Эндрю] Богут (центровой Golden State) также очень хорош. С ним ох как непросто! Богут и Ли подтянули других звезд команды, и мы устроили замечательный турнир. Они играют в холдем в самолете, так же как San Antonio Spurs и многие команды по бейсболу и американскому футболу. Многие по-прежнему играют в бурре (Bourré), но покер, как игра, в которой силен дух соперничества и соревнования, спортсменам все же ближе.

Возвращаясь на 25 лет назад, всплывают ли в памяти какие-то особые моменты?

В связи с упомянутым вами «гриндингом» я хотел бы кое-что добавить. Я чувствую, что играю недостаточно часто, но именно поэтому я почти всегда с нетерпением жду момента, когда сяду за стол. Я никогда не жил в Лас-Вегасе. Ни разу в жизни не играл больше 200 дней в году. Я играю раз или два в неделю, устраивая домашнюю игру, но затем перед Мировой серией я три недели упорно работаю над своим покером, «смазываю» все шестеренки этого механизма. Думаю, сейчас все в нем работает как надо. Как бы то ни было, до тех пор, пока я могу нормально видеть и в силах дойти до стола, я всегда буду играть на Мировой серии.

Получается вы не «перегораете», не наедаетесь покером и поэтому любите покер еще больше.

Именно! В этом деле очень важно не сгореть раньше времени.

Фил Хельмут собирается выиграть еще 11 браслетов... 101

Так как на счет каких-то особенных турнирных моментов 25-летней давности? Можете ли вы, образно говоря, вновь оказаться в той же шкуре и снова испытать те эмоции или прошлое уже подернуто дымкой?

Первое, что приходит на ум, это присутствие моего отца. Это был первый раз, когда он наблюдал за тем, как я играю в покер. В 1988 и 1989 годах многие родственниками часто приходили смотреть как я играю, но в их присутствии я терял самообладание, часто выходил из себя, так что я их попросил не стоять слишком близко.

Помню, отец меня каждое утро будил, а затем к 11 утра приходил в мой номер в Golden Nugget с кофе и йогуртом – что бы я ни попросил. Я еще позволял себе капризничать и ворчать: «Опять ты забыл то-то или то-то», но обычно он ничего не путал. После этого мы, как правило, вместе шли на турнир, но иногда он встречал меня уже в Horseshoe.

Помню, как одержав победу, я бросил взгляд в зал. Кажется, что я специально смотрел в камеру, но на самом деле я искал глазами своего отца. На столе более миллиона долларов, к нему никого не подпускают… Я обернулся и увидел отца в проходе. Я махнул ему рукой и крикнул охранникам: «Пропустите его, это мой отец». Они его пропустили и мы крепко обнялись. Для меня это был необычайно важный момент – выиграть турнир жизни и обняться с отцом, который был свидетелем моего триумфа.

Кстати, я купил ему новый Мерседес.

Семья всегда играла большую роль в вашей жизни. Вы купили сыну билет, чтобы он стал свидетелем вашего выигрыша 12-го браслета, вы подарили несколько браслетов членам вашей семьи. Уверен, крепость семейных уз помогала вам увереннее двигаться вперед.

Семья всегда играла огромную роль в моей жизни. На Мировой серии я сосредоточен на покере, но даже в этом время семья для меня на первом месте. И так было всегда. Если жена скажет, что возникло что-то срочное, я сразу же ей перезвоню. Я очень часто привозил отца с матерью на WSOP, наверное, раз 20. Жена, как правило, все время со мной. Сыновья тоже приезжают. Филиппа, моего старшего, тайком провели в казино, чтобы он стал свидетелем выигрыша моего 11-го браслета.

Я раздарил все свои браслеты членам семьи. Один у отца, другой у мамы; каждая из моих трех сестер имеет по браслету, а также жена и сыновья. Один я подарил своему другу Чамату Палихапитии. У меня остались лишь первый и двенадцатый. Так что в отношении браслетов я, можно сказать «семейно-ориентирован».

Всем известны мои моральные и этические стандарты. За 24 года совместной жизни я ни разу не изменил своей жене. Я получаю удовольствие, придерживаясь этих высоких стандартов, это придает мне сил.

Есть ли какая-то причина, по который вы храните свой 12-й браслет?

Не знаю, может я и его кому-то подарю. Еще не решил.

Хотелось бы задать немного странный вопрос. Практически на всех баннерах в зале Amazon игроки запечатлены за столом со своими фишками, однако вы просто сидите в задумчивой позе с наушниками на голове. Вы не помните, когда и где вас сфотографировали? То есть вы запечатлены не в момент триумфа с браслетом, а в момент раздумий.

Эта та, где я в голубой рубашке в полоску? Понятия не имею. К главному турниру WSOP 1989 я уже выиграл не один турнир, так что для покерного мира моя победа не стала большим сюрпризом. Уже тогда меня отличал стратегический подход, особенно что касается так называемого переключения передач и подстройки под соперника. Изучать покер с точки зрения карт — это одно, а с точки зрения людей – совсем другое. Мне всегда была свойственна созерцательность. Я всегда любил заглянуть в себя. Несмотря на то, что 16 июля мне исполнится 50, я продолжаю учиться и работать над своей игрой.

Мы с женой ходим к психоаналитику. Она сама работает психиатром в Стэнфорде и очень верит в эту область знания. Думаю, я становлюсь лучше как человек. Я постоянно анализирую, что делаю не так в наших отношениях и работаю над этим. Надеюсь, я не буду звучать слишком себялюбивым сказав, что если вы хотите стать лучшим в мире в том, что вы делаете, или считаться таковым, сделай это, завоюй титул, хотя сделать это ох как непросто.

Мне кажется, что сейчас люди останавливают и приветствуют меня также часто, если не чаще, как и в 2010-м, 2009-м и так далее. Выглядит странно. Вроде в покере настали иные времена, но тем не менее. Идешь по казино, а люди подходят, приветствуют и говорят что-то вроде: «Вы мой кумир, вы тот человек, которым я стремлюсь стать». Это, конечно, приятно, но временами немного тяготит. Меня успокаивает то, что я постоянно работаю над своими отношениями с женой и становлюсь лучше, как личность. Уверен, этот рост продолжиться еще пару лет и позитивно скажется на моем покере.

Вы говорили о разных поколениях игроков от 80-х годов прошлого века до наших дней. На ваш взгляд, как развивалась игра?

Если сравнивать современный покер с далеким прошлым — это как день и ночь. Изменилось почти все, даже то, как вы определяете свой стек. Сейчас достаточно сказать: «30 больших блайндов». Это избавляет от дальнейших расспросов. А раньше: «блайнды были 1,000 и 2,000, анте столько-то, а у меня было 60,000». А сейчас «у меня 30 BB» и все.

И тогда и сейчас в покере много анализа и стратегии. Некоторые говорили, что решили игру с короткими стеками и тому подобное. Я тогда навлек на себя немало критики, заявив, что не понимаю покер с короткими стеками. Но вот что интересно. Постепенно люди начали принимать мою точку зрения. Вроде бы все уже было математически доказано, однако еще пару лет назад Шон Диб сказал: «Фил, я думаю, ты был прав, так что перехожу в твой лагерь». Его примеру последовали многие другие. Все же между интернет-покером и живыми турнирами есть разница.

В вашем послужном списке две победы в главном турнире Мировой серии и 13 браслетов. Существует ли какая-то победа или титул, которые вы хотели бы к нему прибавить?

Забавно, что вы об этом спросили. Конечно, я хотел бы выиграть еще один главный турнир WSOP и 24 браслета. Про 24 браслета я, в свое время, заявил во всеуслышание. Я мечтаю выиграть главный турнир WPT – на одном из первых мест в моем списке целей находится World Poker Tour Championship. Думаю, этот титул весит побольше, чем браслет, а вот остальные WPT поменьше, хотя выиграть один из них было бы очень приятно.

Фил Хельмут собирается выиграть еще 11 браслетов... 102

В этом году на WSOP будет пара изменений, касающихся поздней регистрации. По вашему мнению, это существенные улучшения или вы можете предложить что-то еще?

Мне нравится правило, касающееся поздней регистрации. Целью должна быть не только хорошая структура сама по себе, но и возможность игрока вступить в борьбу, когда он того пожелает. Даниэль Негреану заявляет, что хочет приходить вовремя. Это его право. Он хочет приходить к 12 и забирать почти дармовые фишки до того, как через четыре часа придет кто-то вроде меня. Люди вроде меня имеют полное право поспать и подождать того момента, когда блайнды вырастут.

Именно поэтому Негреану может разыгрывать 7-8 бубновой масти, ведь он начинает со стеком в 100-200 больших блайндов. По этой же причине игроки вроде меня относятся к этой руке более осторожно, ведь мы начинаем с 25-ю блайндами.

Есть ли в вашем списке желанных побед какие-то другие турниры помимо WPT? Будете ли вы играть в One Drop? В позапрошлом году вы попали в деньги и вышли на финальный стол. А что в этом году?

Здесь ситуация такая. Уверен, я захочу сыграть в Big One for One Drop, если серия будет складываться удачно. В прошлом году перед $111,111 One Drop High Roller у меня было лишь одно пятое место, в других турнирах глубоких проходов не было. Когда я решил пропустить этот турнир, один из моих бэкеров назвал меня сумасшедшим. Бэкеры умоляли меня сыграть, но я отказался наотрез. И все потому, что у меня не было ощущения, что выступлю хорошо.

С другой стороны, будет очень обидно, если я захочу сыграть в этом турнире и не смогу. Именно поэтому я обязательно поговорю с 5-10 своими друзьями, чтобы нужная сумма в сто-двести-триста тысяч была обеспечена на тот случай, если у меня возникнет желание сыграть. Если у меня будет должный настрой, это отличный турнир. У вас полно времени нарастить стек к финальному столу, а поскольку он является телевизионным, блайнды там растут быстрее.

Хочу покаяться и признать собственную ошибку. В свое время я громогласно заявил, что вы никогда не выиграете браслет в микс-играх, однако вы это сделали. Кроме того, вы вышли на финальный стол чемпионата игроков за $50,000 и в итоге заняли второе место. Что вы скажете всем своим недругам и недоброжелателям, которые утверждают, что Фил Хельмут не силен в микс-играх?

Не думаю, что их так уж много осталось (смеется). После WSOP 2011, где я взял три вторых места – в турнирах по стаду хай-лоу, трипл-дро и в чемпионате игроков, все встало на свои места. Думаю, когда-нибудь я выиграю один из этих турниров. Обидно, что не удалось завоевать браслет в пятидесятитысячнике. Эта победа вошла бы в список моих самых значительных достижений. А ведь до браслета было рукой подать. У меня было семнадцать миллионов против двух, и если посчитать мои шансы в олл-инах, вероятность моего выигрыша одного из банков за браслет составляла 84%.

В общем, полагаю, что большинство моих ближайших браслетов из 11 заявленных я выиграю именно в микс-игры, а не холдем. Ведь в турнирах по холдему поля просто огромные, причем участвует немало сильных игроков.

Не то, чтобы я совсем завязал с турнирами по холдему. Просто я чувствую, что в микс-играх у меня большое преимущество над соперниками. Создается впечатление, что многие участники играют настолько скверно, что надо только руку протянуть. Не удивлюсь, если выиграю турнир по стаду хай-лоу. Выигрыш браслета по раззу также не станет для меня сюрпризом. В последнее время я очень много работал над пот-лимитной омахой. Поначалу я в эту игру много проигрывал, но сейчас дело пошло на лад. Что же касается омахи хай-лоу, то у меня уже есть одно второе место. Думаю, со временем и здесь мне покорится браслет, просто мне нужно больше практики. Последнее относится и к семикарточному стаду.

Пару слов в завершение?

Двадцать пять лет… Я очень счастлив и благодарен судьбе за то, что продолжаю играть. Ведь в жизни никому ничего не гарантировано. Многие ли из тех, что выступали в 1989 году, продолжают играть? Их единицы. А из поколения 2004? Их тоже немного. Значит, мне дан особый дар, чему я очень рад. Выступая в роли организатора и ведущего благотворительных покерных турниров, я сумел привлечь $30,000,000. Я веду правильную, можно сказать, «чистую» жизнь и горжусь этим.

Следите за обновлениями, новостями и трансляциями PokerNews ВКонтакте, на Фейсбуке и в Твиттере.

ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ

Ваше мнение: