Мой первый WSOP: Барри Гринстайн о досадном попадании в призы в главном турнире

Барри Гринстайн

В начале года PokerNews представил ряд интервью в рубрике Моя Первая Серия посвященных European Poker Tour. Наши собеседники — Джо Стэплтон, Джейсон Мерсье и Евгений Качалов — поделились воспоминаниями о собственном дебюте на EPT. Статьи были тепло встречены нашими читателями, и мы решили продолжить цикл, посвятив его World Series of Poker 2014.

Героем нашего второго цикла интервью стал обладатель трех браслетов Мировой серии Барри Гринстайн, который впервые приехал в Лас-Вегас в 1992 году, привлеченный хорошей кэш-игрой. Нарастив банкролл, Барри решил вложить десять тысяч долларов в главный турнир WSOP. Поклонники его эпохальной книги «Туз на ривере» конечно знают, что в молодые годы Гринстайн не чурался риска и смело нырял в дорогую игру. Правда, у Барри была страховка – он знал, что является там сильнейшим игроком за столом.

Однако заняв свое место в турнирном зале Binion’s Horseshoe, Гринстайн быстро осознал, что соперники, многие из которых впоследствии стали легендами покера, ему, по меньшей мере, не уступают. Но Барри не сплоховал — играя в своем первом турнире по безлимитному холдему, которым оказался главный турнир WSOP, он дошел до стадии трех столов.

PokerNews: Барри, расскажи нашим читателям о своем первом опыте на WSOP.

Барри Гринстайн: Моя первая Мировая серия получилась очень увлекательной, но, замечу, тогда все было по-другому. Я приехал играть в кэш, а не турниры. Память уже подводит, но по-моему я все же бил игру. Помню, там очень много играли в пот-лимит, я же в те годы был специалистом по безлимитному холдему. Пот-лимит был мне в новинку, но, к счастью, между этими двумя играми нет большой разницы.

Может быть кому-то сейчас эта сумма покажется незначительной, но перед началом главного турнира у меня было чуть больше $10,000. Конечно, и тогда это были не баснословные деньги, но это все, что у меня было. Я зарегистрировался в турнире и сразу же попал на очень плотный стол. Там были одни известные игроки: Дьюи Томко, Ти-Джей Клутье, Джонни Чен, Карл МакКелви и Бобби Хофф.

PokerNews: И все за вашим столом?

Все за моим столом. Они знали меня по кэш-игре и понимали, что я хороший игрок, но все остальные были совершенно не в курсе. Поскольку я не играл в турнирах, меня никто не знал. Это был мой первый турнир.

PokerNews: То есть первый турнир, который вы сыграли в своей жизни, был главным турниром WSOP?

Все верно. Может я сыграл мелкий турнир в Commerce или где-то еще, но на Мировой серии это был мой первый турнир. В те годы я еще играл в лоуболл. Может быть, перед мейном я принял участие в турнире по лоуболлу, но не уверен. Как бы то ни было, некоторые соперники меня знали. Помню, один из зрителей воскликнул: «Глянь только на всех этих ребят!». Меня же назвал «тот» парень, словно я был там явно лишним.

Бобби Хофф, который очень меня уважал, ответил: «Да, но он самый сильный игрок». И я неплохо сыграл в этом турнире. После первого дня вообще был чиплидером. Помню, ошибочно выбросил пару дам, соперник сказал мне, что у него были девятки... мы с ним подружили потом. По-моему, я финишировал на 22-м месте. Приз составил $8,100 – в те годы, попав в призы, можно было получить меньше бай-ина.

PokerNews: Что кажется несколько странным, особенно учитывая сегодняшнюю структуру призовых выплат.

Да, было досадно. Кстати, во время турнира вовсю заключались пари и делались ставки. Один парень, Терри Роджерс, по-моему он был шотландским букмекером, принимал на меня ставки с коэффициентом 50, поскольку понятия не имел, кто я такой. Все кэш-игроки, которые меня знали, разумеется, поставили – слишком уж хорош был коэффициент. Он подошел ко мне и сказал: «Просто хотел с тобой познакомиться. Все серьезные кэш-игроки поставили на тебя. Если ты выиграешь турнир, я разорюсь».

В общем, это было забавно. Вылетел я с рукой туз-дама, воткнувшись в карманных королей. Я был очень расстроен, поскольку тот парень играл суперагрессивно, постоянно делая рэйзы размером в четыре больших блайнда. Здесь же он поставил три больших блайнда. Я должен был понять, что он «не хочет меня терять». Я же пошел олл-ин и увидел пару королей. Был крайне раздосадован и зол на весь свет. Получив свои $8,100, я перешел на другую сторону улицы и буквально за двадцать минут спустил всю сумму в блэкджек.

PokerNews: Мне кажется, я вполне мог совершить нечто подобное.

В общем, я был разорен. Не вообще, а применительно к Мировой серии, к Вегасу. Я был очень расстроен, поскольку считал, что у меня был реальный шанс. Оглядываясь назад, мне кажется, что так оно и было. Это был мой лучший шанс выиграть главный турнир Мировой серии. Ведь меня тогда знали немногие.

PokerNews: К тому же в турнире играло чуть более двухсот человек. С годами эта цифра возросла, что значительно усложнило задачу.

Действительно, когда в турнире 200 человек, быть неизвестным, но сильным игроком – это большое преимущество.

PokerNews: В тот период своей карьеры вы ставили своей целью выигрыш главного турнира Мировой серии?

Мой первый WSOP: Барри Гринстайн о досадном... 101

Нет, что вы! Об игре в турнирах я даже не думал. Я был кэш-игроком. Просто это был самый большой турнир. Откровенно говоря, тогда я даже не знал, какой большой «вес» он имеет. Просто во мне силен дух соперничества, состязательности, я играл в главном турнире года, в котором имел шанс победить. Я расстроился, потому что считал, что мог выступить лучше. По большому счету, любое место, кроме первого обернулось бы разочарованием.

И вот я вернулся домой. Я тогда играл в клубе Cameo в Пало-Альто и был одним из лучших. В те дни никакого интернета не было, но за моим выступлением в Вегасе следили и за меня болели. Просто звонили и спрашивали, как кто идет. Переступив порог клуба, я увидел огромный плакат: «Барри, поздравляем!». Все хлопали меня по плечу и жали руку. Я стоял и думал: «Я поехал в Лас-Вегас и все проиграл. Но меня все поздравляют, а я должен стоять и улыбаться».

В наши дни 22-е место в главном турнире – серьезное достижение, но тогда я думал только о том, что потерял в этом соревновании $2,000, а двадцать минут спустя вообще все просадил. В общем, я был не в самом лучшем настроении, но стоял и улыбался, а люди говорили: «Мы за тобой следили. Отлично выступил, молодец. Это лучший результат, показанный игроком из наших мест».

PokerNews: Какая Мировая серия вам запомнилась больше всего?

Та, на которой я выиграл свой первый браслет (в турнире по безлимитному 2-7 с одним обменом за $5,000 в 2004 году). Интересно, что даже в тот момент я не был турнирным игроком. Я был участником телевизионного шоу Poker Superstars, и Мори Эскадани мне сказал: «Играй больше турниров, чтобы мы могли о тебе что-то рассказать». Я ответил: «Постараюсь не только сыграть, но и выиграть».

Я никогда не ездил на турниры дальше Калифорнии или Невады, но в том году я выиграл турнир в Миссисипи, после чего отправился на Мировую серию. В Лас-Вегасе я сказал Мори: «Я увеличу количество турниров и постараюсь выиграть один из них». Как ни странно, моя первая попытка, когда я действительно хотел выиграть браслет, оказалась успешной. Кстати, перед турниром я заключил пари с Дойлом. В результате, свой приз я отдал на благотворительность, а деньги получил от Брансона.

PokerNews: С первой вашей Мировой серии прошло более двадцати лет. За это время в покере произошла масса изменений – взрывной рост популярности, резкое увеличение количества участников турниров, игра стала мэйнстримом и т.п. Вы хотя бы в какой-то момент предполагали нечто подобное?

С чего бы это? Мы были всего лишь кучкой дегенератов, игравших в покер. Мировая серия просто была местом сбора.

PokerNews: Как часто вы ездили на WSOP после вашего дебюта?

Я езжу каждый год.

PokerNews: То есть и вас, как и многих других, WSOP чем-то «зацепил»?

Дело не в этом. Я приезжал в Лас-Вегас потому, что именно там была кэш-игра. Например, в 2003 году, когда Крис Манимейкер стал победителем главного турнира, я в кэш выиграл в три раза больше. Помните о том, что до успеха Криса кэш-игра была куда важнее турниров, в ней разыгрывались гораздо большие деньги. Выиграв браслет, вы иногда получали $30,000, а в кэш-игре у меня были шансы выиграть $100,000. То есть тогда дело было вовсе не в какой-то особой притягательности WSOP, просто это было место, куда все приезжали играть, и я не исключение.

PokerNews: Ныне вы стали заметной фигурой на покерной сцене WSOP, да и всего мира. Какие цели вы ставите перед собой на эту Мировую серию? Что бы вы назвали успехом?

Если говорить о турнирах, без выигрыша браслета серия будет неудачной. Что касается кэш-игры, то для успешного результата нужно выиграть определенную сумму денег.

PokerNews: Вы по-прежнему много играете в кэш?

Уже не так много как раньше. Думаю, сейчас у меня больше шансов выиграть браслет, чем несколько лет назад, потому что тогда после турниров я играл в кэш и спал лишь урывками. По большому счету, нормально поспать удавалось только после вылета из турнира и при отсутствии хорошей кэш-игры. Но тогда я был моложе и мог выдержать такой режим.

Теперь, когда мне уже под шестьдесят, я думаю что выиграю несколько браслетов, разменяв шестой десяток. Я ведь больше не смогу действовать в таком изнуряющем режиме. В плане выносливости все более или менее, но откровенно говоря, играю я уже не так сильно, как раньше. Теперь мне надо подходить к турниру полностью отдохнувшим. Думаю, я по-прежнему играю сильнее большинства турнирных игроков и надеюсь выиграть несколько браслетов, когда мне перевалит за шестьдесят.

Интервью с Барри Гринстайном (на английском языке):

Следите за обновлениями, новостями и трансляциями PokerNews ВКонтакте, на Фейсбуке и в Твиттере.

ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ

Турниры

Игроки

Ваше мнение: