Бывший политик Марио Адинольфи о покере, Лас-Вегасе и европейском хедз-апе

Марио Адинольфи

Хотя на первый взгляд он и не вписывается в стереотип шумного и щеголеватого итальянца, всегда готового отправиться на вечернику, Марио Адинольфи является ярким представителем своей страны и своего поколения.

Бывший член итальянского парламента, журналист и телевизионный политический комментатор, 42-летний Адинольфи – узнаваемое лицо в живых турнирах в Европе и США, в которых он добился неплохих успехов.

Первый итальянец, попавший на финальный стол WPT (Венеция, 2009), Марио уверенно входит в сотню самых успешных игроков с Аппенинского полуострова, получив за карьеру примерно $350,000 призовых.

В 2012 году Адинольфи выразил всю свою любовь к покеру в том, что он назвал первым итальянским покерным романсом, в котором он защищал нашу игру в парламенте, пытаясь объяснить аудитории разницу между покером и обычной азартной игрой.

"Господин президент!”, - сказал он в своей речи, - "Если мы с вами сыграем в покер, я, вероятно выиграю, поскольку в этой игре я совсем неплох. Однако если мы отправимся в магазин, где купим по билету мгновенной лотереи, вы можете оказаться более удачливым и выиграете".

Адинольфи дебютировал на Мировой серии покера в 2007 году. Нынешним летом он впервые попал в деньги на WSOP, заняв 139-е место ($2,272) в турнире по безлимитному холдему с бай-ином $1,000. Марио играл и в главном турнире, но завершил свое выступление на четвертом уровне дня 1a.

Мы пересеклись с Адинольфи во время его пребывания на Мировой серии и поговорили с ним о покере, его любви к Лас-Вегасу и важнейшему хедз-апу, который, по мнению Марио, определит будущее Европы.

PokerNews: Знаю, что вы питаете к Лас-Вегасу особые чувства. Наверное, именно поэтому вы связали себя узами брака со своей женой Сильвией именно здесь. Что для вас Лас-Вегас?

Адинольфи: Лас-Вегас – это мой «остров наслаждений», невероятное, уникальное место. Тем, кто здесь ни разу не был, этого не понять.

Меня до глубины души поражает, что люди сумели создать огромный курорт посреди пустыни. Для меня Лас-Вегас — это пример того, что человечество способно построить нечто потрясающие в совершенно, на первый взгляд, неприспособленном для этого месте.

Чтобы понять и почувствовать Лас-Вегас, необходимо провести в нем какое-то количество времени. Многие считают его воплощением китча и безвкусия, но на самом деле этот город возвеличивает человека и его творческие способности. Именно поэтому он пленяет и завораживает.

Представим, что вы даете совет человеку, который первый раз отправляется в Лас-Вегас. Чем бы вы ему порекомендовали заняться в свободное от покера время?

Просто наслаждаться, получать удовольствие. Для меня нет лучшего места для отпуска. В городе есть чем заняться и тем, кто не является поклонником азартных игр. Например моей жене, которая совершенно не играет в покер, здесь все очень нравится.

Может быть некоторые со мной поспорят, но я считаю, что этот город словно создан специально для женщин. Таких магазинов, как в Вегасе, нет нигде в мире. Потрясающий шоппинг гарантирован!

А ведь мы еще не коснулись индустрии развлечений. Согласитесь, неплохо выбирать из семи или восьми различных программ цирка дю Солей. Где, кроме как в Лас-Вегасе, вы найдете три ресторана, открытых Гордоном Рамзи?

Лас-Вегас может предложить так много, что покер просто становится одной из деталей.

В последние годы мы в Европе много говорим о создании своей версии Лас-Вегаса. Сначала это был проект Шелдона Адельсона EuroVegas, потом настал черед Barcelona World. Как вы считаете, сможем ли мы, европейцы, создать нечто по духу напоминающее «город греха»?

Никогда. Откровенно говоря, не думаю, что у нас получится. С культурно-исторической точки зрения мы очень далеки от того, что требуется, чтобы построить такой город. Кстати, это необязательно плохо.

Европа это Европа, а Америка это Америка. В США они, начав с полоски в пустыне, построили такой город, как Лас-Вегас. Боюсь, в Европе у нас просто нет столько свободного места.

Возьмем, к примеру Италию. В этой небольшой стране насчитывается 8,000 муниципалитетов. Где там втиснуть новый Лас-Вегас? И не будем забывать, что Лас-Вегас — это своего рода состояние души, ощущение необъятного пространства и свободы, непостижимое в Европе. Если вдуматься, я, например, не хочу, чтобы в Италии было нечто вроде Лас-Вегаса.

Мне нравится ездить в Вегас раз в год на Мировую серию и наслаждаться тем, что этот город может мне предложить. Уверен, что это уникальное предложение невозможно ни экспортировать, ни воспроизвести где-то еще.

Раз уж вы упомянули Мировую серию, не могу не вспомнить ваш рассказ о том, как в 2007 году охрана выпроводила вас из турнирного зала за то, что вы делали снимки на свой телефон. Можно ли себе представить нечто подобное в этом году?

Тогда было совершенно другое время, можно сказать, начало Мировой серии как массового события мирового масштаба. До этого WSOP был своего рода «междусобойчиком» для игроков, но в тот год картина начала меняться.

Я бы сказал, что в 2007 году мы действительно увидели немало изменений. Подумать только, в один момент я оказался за одним столом с Беном Аффлеком. Мировая серия стала мэйнстримом.

Есть одна вещь, которую я всегда пытаюсь объяснить своим друзьям, которые приезжают с мной в Лас-Вегас, особенно тем, кто дебютирует на Мировой серии: "Кода мы вернемся домой, оглянувшись назад, мы поймем, что те фантастические моменты, которые мы там испытали, казались нам нормой".

Например, прогуливаясь по коридорам Rio, встречаешь живую легенду Дойла Брансона – где еще такое может произойти?

Позвольте задать вам вопрос с политическим подтекстом. Я хотел бы услышать ваше мнение по вопросу, который мы обсуждали с Тони Джи сразу после его избрания в Европейский парламент.

Говоря о будущем Евросоюза, мы пришли к выводу, что процесс выхода Европы из кризиса напоминает покер. Тайтовые игроки в лице Германии и северных стран играют с необычайно лузовыми, представленными Италией, Испанией и Грецией. Как вы считаете, кто лучше играет?

Если вы хотите обсуждать европейскую политику, прибегнув к покерной аналогии, я бы сказал, что мы подошли к очень важному хедз-апу.

На одной стороне стола сидит канцлер Германии Ангела Меркель, на другой – премьер-министр Италии Матео Рензи. Думаю, то что мы так далеко зашли, для нас просто чудо.

Меркель, будучи членом правоцентристской консервативной партии, верит в то, что единственный выход Европы из кризиса лежит через политику жесткой экономии. Именно это делает ее очень тайтовым игроком.

Ее молодого соперника в известном смысле можно сравнить с интернет-гриндером, который пробует свои силы в живой игре. Он сел за стол, чтобы бросить вызов «старой гвардии» и изменить ее политику – пусть он и пытается это сделать с маленьким стартовым стеком.

По сравнению с Меркель, Рензи придерживает более лузового стиля, но я бы не назвал его агрессивным игроком. Тем не менее, он знает, в какие моменты нужно менять стратегию и атаковать оппонента. Я верю в то, что его мастерство поможет всей Европе добиться реальных положительных сдвигов.

Этот хедз-ап определит будущее Евросоюза. Если победа будет за жесткой экономией, все пойдет в одну сторону. Если верх возьмет Рензи, на мой взгляд, это станет началом чего-то совершенно нового для всей Европы.

Как бы то ни было, это будет продолжительный, выматывающий хедз-ап, вроде девятичасового поединка Антонио Буонанно с Джеком Солтером в главном турнире Гранд Финала EPT в Монте-Карло. Это будет долгая, трудная борьба, заключительный акт столкновения двух разных подходов к тому, какой должна быть Европа.

Пришла очередь итальянцев. Еще совсем недавно это место занимала Франция, но теперь настало наше время. Мы должны показать всей Европе, что у нас достаточно мастерства, чтобы играть и побеждать в этой игре.

Следите за обновлениями, новостями и трансляциями PokerNews ВКонтакте, на Фейсбуке и в Твиттере.

ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ

Турниры

Игроки

Ваше мнение: