Мой первый WSOP: Барни Боатман и пятнадцать главных турниров

  • Jonathan ZaunJonathan Zaun
Барни Боатман

Задолго до покерного бума, порожденного победой Криса Манимейкера, четыре мужчины из Лондона доказали, что покерные игроки имеют звездный потенциал.

Барни Боатман, к которому присоединился его брат Росс Боатман, а также их друзья Рам Васвани и Джо Биверс, образовали Hendon Mob – грозный квартет, который оттачивал свои навыки в ставшей уже легендарной кэш-игре перед тем, как в блестящем стиле продемонстрировать свою силу покерному миру.

Боатман и его друзья по Hendon Mob стали ядром довольно пестрой компании игроков, снимавшихся в Late Night Poker, британском телевизионном шоу которое демонстрировалась с 1999 по 2002 годы. Своим успехом эта программа не в последнюю очередь была обязана технологии показа карт игроков и колоритным персонажам.

Вместе с такими неподражаемыми игроками как Дэйв "Devilfish" Улиот, Суриндэр Сунар и Саймон Трампер, Боатман и его друзья по Hendon Mob сумели сделать покер «крутым» для целого поколения британцев. И хотя в 2002 году шоу было закрыто, любовь Боатмана к покеру не ослабела.

Впервые Барни приехал на WSOP в 1998 году и после глубокого прохода в главном турнире (16-е место) двумя годами спустя, он больше не пропускает ни одной Мировой серии. Несмотря на 28 попаданий в деньги, в том числе второе место в турнире по пот-лимитному холдему, золотой браслет долгое время ускользал от Боатмана. Почетный трофей покорился ему лишь в прошлом году, в турнире по безлимитном холдему с бай-ином $1,500, который также принес ему крупнейший приз в карьере в размере $546,080.

Совершив наконец столь желанный для каждого ветерана прорыв, Боатман вернулся на WSOP 2014 полный решимости выиграть еще один браслет. Барни очень близко подобрался ко второму трофею в чемпионате по пот-лимит холдему где вышел на финальный стол, но финишировал девятым.

Во время перерыва на ужин в турнире #55 по безлимитному холдему с бай-ином $1,500 Барни выкроил время, чтобы побеседовать с PokerNews о своем первом WSOP и тех изменениях, которые произошли на Мировой серии на его глазах, а также о том, какое значение для него имел выигрыш браслета.

****

PokerNews: Расскажите, пожалуйста, как вы впервые попали в Лас-Вегас.

Уже и не помню, в каком это было году. Я приехал в Лас-Вегас со своим братом Россом. Это было довольно продолжительное путешествие. Сначала мы приехали в Новый Орлеан, но по прибытии выяснилось, что пустующий дом, в котором мы должны были остановиться, просто сгорел дотла. Мы подошли к остаткам дома, а там здоровенные ребята с битами поджидают тех, кто спалил их жилище. Все это происходило во время Марди Гра, и найти жилье было затруднительно. В конце концов мы устроились в какой-то ночлежке за пять долларов, но все равно отлично провели время.

Потом мы полетели в Лос-Анджелес, а уже оттуда в Лас-Вегас. Изначально мы собирались провести там не более одного дня, а потом отправиться в Мексику. Таков был изначальный план. Мы сели играть в Plaza, и неожиданно администрация начала нам предлагать всякую халяву. Тогда мы ничего не знали о подобной практике, и решили, что мы какие-то особенные. Изначально мы сняли дешевую комнату в даунтауне Вегаса, но так до нее и не добрались — играли трое суток подряд и проиграли все то немногое, что у нас было. Мы пришли на парковку за машиной, но выяснилось, что надо заплатить за стоянку. Мы сказали охраннику: «Слушай, у нас нет ни цента». Парень позвонил своему начальнику и доложил: «У меня, здесь два британца… Что? Не париться? Хорошо!». В общем знакомая всем история: ребята приехали в Вегас, мечтая разбогатеть, проиграли все, что у них было, чего с них взять?

Как бы то ни было, мы весело провели время и попробовали, каков на вкус покер в Лас-Вегасе. Конечно, мы умели играть, но не были турнирными игроками. Я вернулся в Вегас три года спустя в 1998-м, уже на Мировую серию. В моем местном клубе существовала система набора очков за успешные выступления в турнирах. Лучшему игроку доставался приз в виде поездки на Мировую серию, и этим счастливчиком оказался я. Прибыв в Лас-Вегас почти без денег, я играл по маленькой в кэш и впитывал атмосферу WSOP. Потом я решил заглянуть в зону, где игрался главный турнир. Там увидел пару знакомых ребят, которые в нем участвовали. Я никак не мог понять, откуда у них $10,000?

PokerNews: А когда вы все же сыграли в главном турнире Мировой серии?

На следующий год я снова приехал в Лас-Вегас вместе с Россом из Лос-Анджелеса, где сыграл суперсателлит с бай-ином $200. Я выиграл путевку в главный турнир вместе со своим другом, французским игроком Паскалем Перро. Мы праздновали попадание в главный турнир WSOP, словно выиграли по миллиону долларов. Однако в самом турнире меня выбил мой старый знакомый по лондонскому Victoria Casino. Я тогда подумал: «Боже мой! Стоило ли пересекать океан только для того, чтобы меня выбил из главного турнира чуть ли не сосед!». В общем, приятного было мало.

PokerNews: Первый успех на WSOP пришел к вам в 2000 году – вы дважды попали в деньги и очень глубоко прошли в главном турнире. Какие воспоминания сохранились у вас о той Мировой серии?

В тот год я снова приехал на WSOP с небольшой суммой – у меня была от силы пара тысяч долларов. В основном я играл сателлиты, но выиграл достаточно, чтобы перед мейном поучаствовать в турнире по безлимитному холдему с бай-ином $3,000. Там я выступил очень неплохо — дошел до двух столов, попал в деньги и вылетел лишь по невезению. К главному турниру я подошел, будучи уверенным в собственных силах. В те годы в стартовом стеке было 10,000 фишек. Я тогда подумал: «Ничего себе! Десять тысяч! Что же можно сделать с такой прорвой фишек?». С таким стартовым стеком можно сидеть и ждать, но я сыграл изрядное количество раздач. Ждать карманных тузов – не мой стиль (смеется). Первый день сложился не слишком хорошо, я завершил его с 14,000 фишек, но во второй день я набрал обороты.

PokerNews: Вы тогда ощущали все величие момента? Играть с ведущими профессионалами в главном турнире Мировой серии…

Я играл за одним столом с Филом Хельмутом. Он сидел справа от меня. Мы с ним сыграли немало раздач, а кончилось дело тем, что я его выбил. В том турнире я сталкивался со многими известными игроками, в том числе и с Карлосом Мортенсеном. Когда мы подошли к бабблу, у меня был приличный стек, и здесь я как с цепи сорвался. Многие игроки в тот момент говорили: «Лишь бы дотянуть до денег, попасть в призы». Я же за этот час делал оупенрэйз чуть ли не в каждой раздаче. Когда мы вошли в деньги, я уже был чиплидером турнира. Букмекеры в Лондоне считали меня главным фаворитом. Все это было очень приятно.

PokerNews: Не преследуют ли вас до сих пор по ночам какие-нибудь раздачи из того главного турнира?

Я долгое время шел то на первом, то на втором месте до тех пор, пока меня не пересадили за другой стол. Там справа от меня оказался Хасан Хабиб, который постоянно делал рэйзы. В общем, занимался примерно тем же, чем я. Позиция у меня отличная – я мог переставлять его рэйзы в удобный момент. К сожалению, тогда мне не хватило опыта. Я считал, что чуть ли не обязан разыгрывать с ним банки в позиции, контролировать его. И вот мы сцепились в огромном банке, где я знал, что у него ничего нет. Увы, у меня тоже была лишь десятка старшая. На ривере я сделал большую ставку. В принципе, я правильно его прочитал. У него была рука 7-4, а у меня 10-5.

Короче говоря, он поймал на ривере четверку и заколлировал мою большую ставку, поскольку разгадал мою линию. Это был необычайно важный банк, и, разумеется, все британские игроки только и говорили об этой раздаче. Все затянули знакомую песню: «Если бы у меня был такой стек, я бы ни за что его бы не проблефовал», и все в таком духе. И ведь главное, у всех этих людей никогда не было такого стека (смеется). Но Хабиб до сих пор шутит по поводу этой раздачи. Он почему-то считает все произошедшее в высшей степени забавным.

Как бы ни было велико мое разочарование (все же на протяжении значительной части турнира я был чиплидером), я все же дотянул до двух последних столов и завершил турнир на 16-м месте. Получив приз, я отправился к столу для игры в крепс в казино Golden Nugget, и скоро от моих сорока тысяч ничего не осталось. Подозреваю, что Golden Nugget зарабатывали за Мировую серию больше, чем Binion’s.

PokerNews: Похоже, вся обстановка прошлого в даунтауне Лас-Вегаса значительно отличалась от Rio и близлежащего Стрипа?

Мой первый WSOP: Барни Боатман и пятнадцать главных... 101
После выигрыша первого браслета можно расплыться в улыбке

В Binion’s я временами просто плутал. Однажды, когда я возвращался со Стрипа, меня вообще ограбили. Времена были не самые простые, но очень веселые. Играя в главном турнире, я практически не спал. В Binion’s был бар, который мы называли «ирландским», поскольку там собирались все ирландские игроки. Я всегда позиционировал себя как ирландца. Мы выпивали по окончании турнирного дня и обсуждали раздачи. Помню одного очень хорошего ирландского игрока, который давал мне советы, в том числе такой: «Держись Ти Джея Клутье». Я не имел представления, о чем вообще идет речь, но понимающе кивал.

Обстановка была совершенно другая. Поля были гораздо меньше, и мы знали всех европейских игроков. Между нами была некая близость, особенно между британцами, ирландцами, немцами и французами. Это было нечто вроде противостояния Европа против Америки. Я был очень близок с Бруно Фитусси и Джулианом Гарднером. Кроме того, у меня всегда был Hendon Mob – Росс, Рам и Джо, мы всегда держались вместе.

В Binion’s действительно очень любили игроков. Помню, когда я впервые увидел местный фуршет, у меня чуть глаза не вывалились из орбит. В жизни подобного не видел. Никогда не забуду горы креветок и прочих морепродуктов. Пожалуй, только ради этого стоило заплатить бай-ин! (смеется). Обычно мы останавливались в Binion’s. Применительно к современным стандартам, номера там не впечатляли. Вспоминаю эти крошечные комнаты и маленький бассейн на крыше, в котором я каждый день плавал. Народу там никогда не было, но сам бассейн был такой короткий, что за один гребок можно было проплыть от бортика до бортика. Вообще, мы регулярно останавливались в Golden Nugget, где мне часто давали номер за все мои проигрыши в крепс (смеется).

PokerNews: То есть получается, что вы обменяли 16-й приз в главном турнире на бесплатный номер в Golden Nugget?

Получается, что так... (смеется). Ну и, конечно, страстное желание играть в главном турнире, который я с тех пор ни разу не пропустил.

PokerNews: На следующий год вы также очень глубоко прошли в главном турнире, заняв 33-е место и получив $30,000. Что этот результат значил для вас, особенно в сравнении с первым успехом в чемпионате мира?

Вернувшись на следующий год, будучи самым успешным британцем в главном турнире, я, тем не менее, снова играл сателлиты. Я полностью сосредоточился на главном турнире. Мой первый турнир в рамках WSOP был в 1999-м, вторым стало соревнование по безлимитному холдему с бай-ином $3,000, в котором я попал в призы, а потом были главные турниры. Потом я вошел во вкус и стал играть больше турниров, но главным для меня всегда оставался мейн. В нем я лишь трижды попадал в деньги, но после последнего кэша многократно проходил глубоко в других турнирах. Я всегда вступаю в борьбу в главном турнире WSOP преисполненный оптимизма, и этот год не исключение. Я чувствую, что играл хорошо и нахожусь в приподнятом настроении.

PokerNews: Как бы вы сравнили игру в главном турнире во времена ваших первых выступлений с современными реалиями с точки зрения динамики игры и стратегического подхода?

Времена в Binion’s (думаю, многие игроки старшего поколения со мной согласятся) были, в каком-то смысле, настоящей Мировой серией. Может, она была в чем-то несовершенна, но в ней, если хотите, было больше романтизма. Сейчас WSOP больше похож на корпорацию. Тем не менее, с каждым годом турниры становятся все лучше и лучше. Это относится и к главному турниру. Раньше уровень игры был гораздо ниже. Кстати, замечу, что мой стиль тогда резко отличался от прочих, за что я подвергался нещадной критике. Иногда я переворачивал 7-8 одномастные в ситуациях, в которых, судя по моим действиям на префлопе, соперники ожидали увидеть карманных королей или дам.

Сейчас в турнире с вами может случиться все что угодно. Вас могут вынудить совершить ошибку, вы можете проиграть «монетку», не исключена ситуация сет в сет, ваше дро может не доехать, вас могут прочитать… но у вас огромное количество времени и возможностей проявить себя прежде чем придется выставляться на все фишки.

В настоящее время главный турнир гораздо лучше, ведь в нем огромное количество участников всех мастей – от людей, которые играют просто потому, что решили хоть раз в жизни это сделать, до высококлассных игроков. Здесь главное подстроиться под соответствующий тип игрока. А поскольку размер стартового стека значительно увеличился, это дает преимущество хорошему игроку. За исключением последнего года я все время проходил в четвертый день с большим стеком. Правда, все равно вылетал за 100 человек до денег (смеется).

PokerNews: В последние годы менеджмент WSOP пытается вводить в расписание все новые и новые турниры, например, турнир Monster Stack, который завоевал популярность как среди профессионалов, так и среди любителей. Вы играли в этом турнире. Как сложился ваш дебют?

Я был в одной раздаче, на расстоянии одного бэдбита от второго дня. По ощущениям, этот турнир очень похож на главный турнир. Особой похвалы заслуживают организаторы, которые разместили всех игроков и четко провели огромный турнир. Это было блестяще.

PokerNews: Какие чувства вы испытали, выиграв первый браслет спустя 15 лет после своего дебюта на Мировой серии?

Думаю, после этого я полюбил Мировую серию еще больше. В первый раз за долгие годы я играю гораздо больше турниров, может быть даже больше, чем за все предыдущие годы. Мне кажется, у меня есть реальный шанс. Я встречал множество людей, которые расписывают, как им не повезло в том или ином турнире. Я не считаю себя невезучим. Скорее наоборот. Я неоднократно приезжал на Мировую серию, показывал неплохие результаты и завел здесь множество друзей… но на решающих стадиях турниров мне долгое время не везло. Впрочем здесь я не одинок. Мне начало казаться, что я не смогу добыть крупный трофея, но после выигрыша браслета у меня словно гора с плеч свалилась. Теперь я верю и надеюсь.

В этом году я вышел на финальный стол, причем по ходу турнира был уверен, что так и будет. Это здорово. Весь второй день моим соседом по столу был Джон Джуанда — игрок, которого я очень уважаю. Он мне сказал: «Я считаю, ты играл здорово». Такой комплимент стоит иного браслета, не правда ли?

Следите за обновлениями, новостями и трансляциями PokerNews ВКонтакте, на Фейсбуке и в Твиттере.

ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ

Ваше мнение: