Добираем со вторым натсом по максимуму

Джонатан Литтл

Сегодня мы разберем еще одну мою раздачу из турнира с бай-ином $3,500, в которой на ривере мне предстояло решить проблему максимального добора со вторым натсом.

На уровне 250/500/75 игрок, находящийся на первой позиции со стеком 25,000, открылся минимальным рэйзом 1,050. Все сбросили, а я, будучи на большом блайнде с комфортным стеком 94,000, обнаружил у себя {K-Clubs}{10-Hearts}.

Не самая лучшая рука, но, учитывая отличные шансы банка, я заколлировал. Мы вышли на флоп {8-Hearts}{6-Hearts}{K-Hearts}, который дал мне топ-пару и слабое флеш-дро. Я сыграл чек, соперник поставил 1,000 и получил колл.

По выходу на терне {8-Clubs}, история повторилась: чек с моей стороны, ставка соперника 1,000 (всего лишь 20% банка, а не треть) и колл. Я понимал, что моя готовая комбинация достаточна, для продолжения борьбы, но хотел раздувать банк.

На ривере открылся {K-Spades}, который дал мне фулл-хаус, то есть второй натс (меня бьют только карманные восьмерки). Впрочем, я был бы крайне удивлен, если бы соперник поставил 1,000 на терне с карманными восьмерками.

Оценим диапазон оппонента. О короле можно не беспокоиться, ведь в этом случае мы поделим банк. У соперника может быть недоехавшее флеш-дро, например [Ah x], правда в этом случае он вряд ли инвестирует в банк что-то еще. Также у него может быть пара, то есть A-A, Q-Q, J-J, 10-10, 9-9.

Если мы сыграем чек, будет ли он добирать с парой? Если и будет, то ставкой небольшого размера, учитывая его действия на флопе и терне. Порадует ли меня ставка, скажем, 1,500? Не уверен. Кроме того, он может сыграть чек следом. С другой стороны, если я сыграю лид, то есть поставлю на ривере, то в каком-то проценте случаев оппонент решиться на героический колл, особенно с {A-Hearts}{A-} или {Q-Hearts}{Q-}.

В целом мы хотим играть лидом на ривере, когда доска изменилась таким образом, что усилила ваш диапазон. В какой-то степени это произошло. Не уверен, что лид здесь является оптимальной игрой, но если принять во внимание диапазон соперника, с которым он сыграет либо чек следом, либо поставит, но очень мало, я все же решаю поставить.

Следующий вопрос: «А как выглядит мой диапазон? В частности, много ли в нем блефов?». Мои коллы небольших ставок на флопе и терне говорят за то, что в нем много червовых дро, например [Ah x] или [Qh x], с которыми возможен блеф. В любом случае, когда в диапазоне достаточное количество блефов нужно ставить много (справедливо и обратное).

Учитывая, что у соперника за спиной примерно 22,000, олл-ин – это многовато, вот крупная ставка, в районе 12-13,000 выглядит в данной ситуации очень неплохо. Выглядит странно, но поставьте себя на место соперника. Если у вас тузы, дамы, валеты или десятки и соперник вонзает овербет, вы бы сбросили? Дело в том, что в каком-то проценте случаев здесь необходимо колировать с блеф-кетчером, иначе вас с легкостью начнут эксплуатировать.

Сколько же я поставил в реальности? 18,000 – многовато. В таких ситуациях желательно оставлять сопернику более или менее рабочий стек в случае колла и проигрыша банка. Как отреагировал оппонент? Он заколлировал и показал карманных тузов. Что ж, в данной ситуации мне немного повезло, и я добрал по максимуму.

Джонатан Литтл – профессиональный покерный игрок, автор и комментатор, в активе которого более $6,700,000 призовых в живых турнирах. Джонатан ведет блог и публикует подкасты на JonathanLittlePoker.com.

Ваше мнение:

ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ

Другие статьи