Сколько стоят вам монстры под кроватью?

рискованная ставка

На днях я видел одного из тех водителей, что всегда останавливаются перед стоп-линией на въезде в автомагистраль, вместо того чтобы плавно влиться в поток машин. Причина этой особенности поведения довольно очевидна: они боятся собственной тени.

Есть еще такие, кто не тронется с места на нерегулируемом перекрестке, а будут просто махать каждому, призывая проезжать, в надежде дождаться момента, когда перекресток будет абсолютно пуст. Именно они становятся причиной пробок, когда не осмеливаются повернуть направо на двухполосной дороге, боясь малейшего шанса подставить свой бок. И если на дорогу упала хоть одна снежинка, в голове этого персонажа моментально рисуются худшие возможные сценарии автокатастроф, и он начинает ехать со скоростью два километра в час.

Вы видели таких водителей за покерным столом? Конечно, видели. Они разыгрывают пассивно любую комбинацию, кроме первого натса. Они изумляются после каждого выигранного банка, потому что всегда уверены, что у соперника самый верх диапазона. Глядя на их стратегию, вспоминаешь знаменитую раздачу, когда на Poker After Dark Дженнифер Тилли испугалась крайне маловероятного каре у Патрика Антониуса и прочекала на ривере в позиции с фулл-хаусом:

(Примечание: эта раздача нетипична для Тилли, которая обычно играла не в столь зажатом ключе. К слову, лучшая часть видео — это выражения лиц игроков за столом, когда они увидели шоудаун.)

Этих игроков характеризует их способность видеть монстров под кроватью [англ. “worst-first” thinking - прим.] — это склонность в первую очередь обдумывать худший возможный сценарий, позволяя последующему вихрю переживаний захватывать вас и в итоге влиять на решения.

Я говорю не о банальном пессимизме, а скорее об ошеломляющих мыслях, что все будет идти максимально плохо. Это родители, не позволяющие своим детям играть в парке из-за чрезмерных страхов, касающихся окружающего района. Это человек, который не делает прививку от гриппа, потому что услышал об одном на миллион случае с побочной реакцией и не может здраво прикинуть риски и выгоды. Это семья, поглощенная страхом терроризма, как будто мистер и миссис Джонс из Дубука, что в штате Айова — главная цель террористов.

Одно из самых распространенных проявлений этого типа мышления в холдеме — это боязнь флеша. Не могу передать, сколько раз я слышал истории о раздаче вроде такой: “На флопе вышло две трефы, так что я сделал очень крупную ставку, чтобы защитить свою оверпару от дро”.

Больше половины всех флопов — около 55% — будут содержать две карты одной масти, это факт. (Еще 40% флопов будут разномастными, а оставшиеся 5% — с тремя картами одной масти.) Другими словами, если вы будете бояться каждого флеш-дро, то обрекаете себя трепетать от страха больше половины времени, которое проводите за столом.

Но как часто у вашего соперника действительно будет флеш-дро? Не часто. Ваши соперники будут чаще разыгрывать разномастные комбинации, чем одномастные, и даже с одномастными руками они будут попадать в масть доски немного реже, чем раз из четырех. А когда у вашего соперника будет флеш-дро, как часто оно закроется ему на терне или ривере? Около 35% случаев или, другими словами, примерно один раз из трех.

Это означает, что если ваш розыгрыш на флопе подчинен задаче выбить флеш-дро, а не тому, чтобы получить колл от этих и других рук, которые оплатили бы меньшую ставку, вы пытаетесь защититься от поражения примерно один раз из десяти, при этом не получаете оплату от более слабых рук оставшиеся девять раз.

Разве это не похоже на рациональный и здравомыслящий подход, если вы ставите целью максимизировать профит?

Конечно, вы можете без проблем вспомнить любое количество случаев, в которых ваша оверпара или даже старший сет стоили вам целого стека, когда соперник покупал флеш последней картой. В конце концов, эти поражения причиняют настоящую эмоциональную боль, и вполне естественно хотеть избежать этого болезненного ощущения в будущем. Но утруждали ли вы себя подсчетами стоимости таких действий?

Возвращаясь к аналогии с водителем, несколько месяцев назад я стал жертвой ужасного столкновения — врезавшийся в меня сзади водитель просто уничтожил мою практически новую машину. Можете себе представить, как я следующие несколько недель нервно смотрел в зеркало заднего вида, надеясь заранее распознать очередного беспечного водителя, и боялся повторения инцидента. На самом деле, я до сих пор смотрю в зеркало чаще, чем делал это раньше. Но я отказываюсь позволить этому случаю оградить меня от вождения автомобиля.

По своей природе, покер требует управления рисками. Бояться проигрыша каждый раз, когда у вас не первый натс — это не управление риском, это принесение себя ему в жертву. События редко развиваются худшим возможным образом. Играть так, будто ваши худшие кошмары — реальность, это верный путь к посредственным результатам.

Покер может быть дорогой к профиту, но не в том случае, если вы трясетесь от страха, подъезжая к перекрестку.

Роберт Вулли живет в Эшвилле, штат Северная Каролина. Он несколько лет провел в Лас-Вегасе и пишет о своей покерной жизни в блоге “Покерный брюзга”

ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ

Ваше мнение: