Когда попытка получить максимальную ценность не удается

стратегия покера

День 3 Главного Турнира World Series of Poker 2010 проходил довольно плавно. Оглядываясь назад, могу сказать, что даже День 1 был более необычным. Я мог увеличить свой стэк более чем в три раза. За столом были отличные соперники, и я без особого риска мог выуживать у противников фишки. День 1 увенчался беспрепятственным переходом в День 2. Я оказался за столом, где мой стэк более чем вдвое превышал стэки остальных восьми игроков. Все играли очень пассивно, поэтому я сам открывал почти каждую раздачу на префлопе. Дошло до того, что я входил в раздачу с любыми двумя картами, а потом смотрел на их реакцию, чтобы стол не понял, будто я играю на 100% вслепую. Люди за столом комментировали мою непостоянную тактику игры, но говорили, что не знают, как с ней бороться, если у меня такой крупный стэк. Всю свою профессиональную карьеру в покере я мечтал о том, чтобы соперники считали меня опасным противником. Как говорится, я «встал у руля» стола.

Только в Дне 3 мне пришлось попасть за действительно сложный стол. К счастью, два молодых онлайн игрока, с которыми я уже был знаком, сидели справа от меня с более короткими стэками. Я использовал позицию для увеличения числа своих фишек на ранних стадиях, это мне удавалось довольно успешно. В онлайне я местами стараюсь играть очень агрессивно. В Главном Турнире же при такой структуре я обычно придерживаюсь осторожной тактики, если конечно, не на сто процентов убежден в том, что могу воспользоваться преимуществом даже с маргинальной рукой. За несколько часов игры в день я всего 3-4 раза ставил 3-бет на префлопе. Участники за столом были обычные, в принципе, как я и ожидал. Никто из них не ставил на префлопе 4-беты до поздней стадии Дня 3, когда я попал в такую ситуацию, увенчавшуюся в итоге моим удалением из Главного Турнира 2010.

При блайндах 1 000/2 000 я находился на малом блайнде. Игравший с позиции «под прицелом» вошел в раздачу лимпом. Очередь дошла до средней позиции, финалиста сателлитов PokerStars средних лет, который поставил 7 000. У меня уже сложилось впечатление о нем, как о среднем игроке, который в основном действует по накатанной. Он ориентировался в основном на собственные карты и на тот момент смог получить хорошую прибыль на последних раундах. Дело дошло до меня на малом блайнде, на руках пара тузов. Я взглянул на общие карты, чтобы убедиться, что ничего не пропустил. Так оно и было, у меня так и оставалась пара тузов. Я подождал минутку, чтобы не делать скоропалительных решений и решил поставить 3-бет, как уже делал на ранних стадиях того же дня. За реальными столами мои 3-беты обычно больше по размеру, чем в онлайне по различным причинам, которые здесь объяснять будет неуместно. Я поставил примерно 24 000, в три раза больше изначального рейза.

Блайнд сбросил, лимпер сбросил, и без раздумий и колебаний изначальный рейзер сделал минимальный рейз примерно до 41 000. К тому моменту я уже был очень взволнован. Как я уже говорил ранее, на протяжении всего дня за этим столом я не видел 4-бетов. С началом раздачи у нас обоих было порядка 230 000, а поставить 5-бет или пойти олл-ин для меня было бы уже слишком. Мне казалось, что этот парень может сбросить карманных королей на префлопе. Если бы у него были тузы, мы бы разделили банк. Я придерживаюсь стратегии: не сбрасывать сильные каты на префлопе, с которыми я доминирую за столом и могу пойти олл-ин на флопе или терне. Я спокойно просчитывал, как получить максимальную прибыль от оппонента. Олл-ин здесь не годится, ведь он может просто сбросить карты с большей частью комбинаций своего диапазона. Я уже видел, как он коллирует рейзы с руками, типа валетов, поэтому я поместил в его диапазон дам, королей, тузов и АК. После примерно четырех часов игры с этим парнем я уже имел представление о том, как он играет, видел, какие карты он вскрывает, поэтому определил для него такой диапазон. Я уже знал, что буду делать на грядущих улицах, накинул примерно 17 000, и на столе появились карты флопа.

Еще до выхода флопа я решил играть осторожно, если на столе выпадет дама или король. Многим игрокам сложно отпустить свои карты, но я использовал слоуплей с одной парой, чтобы стимулировать оппонента на флопе. Я сузил его диапазон до дам и королей, поэтому нужно будет действовать очень аккуратно, если на борде появится одна из этих карт. В противном случае я, скорее всего, удвоюсь за счет соперника. На флопе открылись {8-}{8-}{4-}. Идеально для моей руки по нескольким причинам. На протяжении всего дня игрок не ставил 4-беты, поэтому можно вычеркнуть варианты четверок, восьмерок или других комбинаций с восьмеркой. Играя вне позиции, я планировал сделать небольшой чек-рейз, чтобы соперник посильнее вложился в банк. Судя по его действиям на префлопе, шансы на конт-бет с его стороны составляли примерно 80%. Если бы у него были АК, я мог бы сделать чек-рейз и выжать из него максимум, так же, как если бы у него были дамы или короли. Я сделал чек на флопе. Недолго думая, соперник ответил чеком, и я почти сразу определил для себя, что у него АК. Он часто разыгрывал банки и ставил конт-беты. Он впервые решился на 4-бет, когда я поставил 3-бет вне позиции, и чеком ответил на этот флоп. Я был почти уверен в том, что у него АК, поскольку ответный чек с дамами или королями – слишком слабый ход, ведь при выпадении на тёрне туза они так уязвимы. На тот момент в банке было уже 85 000.

На тёрне открылся {a-Spades}. То есть теперь на столе было две трефы. Прямо для меня карта, да? У меня теперь был фулл-хаус, а перебить мою комбинацию могло только каре из восьмерок. Честно говоря, эта карта мне не очень понравилась, если я верно определил его диапазон и он ответил чеком на чек с дамами или королями. В покерных кругах такое называют «подавлением действия». Туз сбавил его пыл, а я не смог получить дополнительной прибыли. Мне уже не важно, что у меня лучшая рука, которую я уже собрал, как мне тогда казалось. Мне нужно было, чтобы на тёрне появилась тройка или что-то вроде того. На тёрне, если бы я сделал ставку против АК, чек-шов (поскольку рейз показал бы, что мои оставшиеся фишки привязаны к банку, и я намного сильнее оппонента) и чек (если бы он применил блеф), я бы получил максимальную прибыль. Я не мог бы сделать чек-колл, потому что это позиционировало бы меня слишком сильным соперником, поэтому я снова сделал чек на тёрне, дав понять оппоненту, что я уже готов сдаться. Довольно быстро он ответил ставкой в 35 000. Странная ставка – чуть менее размера банка. Она будто кричала «пожалуйста, уравняй», или же это просто был хитрый вэлью-бет, чтобы выглядеть сильнее, чем мой соперник был на самом деле. Я сделал чек-шов до 190 000. Я бы почти уверен в том, что у него были АК, и не станет пасовать.

Выставив на кон все свои фишки, я получил в ответ колл. Я встал и перевернул своих тузов, продемонстрировав собранный фулл-хаус, а соперник открыл каре из восьмерок. Я не поверил своим глазам.

Тот банк был почти в три раза больше среднего по итогам Дня 3 при менее чем 2 000 человек в игре. Так я был выбит из турнирной гонки Главного Турнира World Series of Poker 2010. Если бы я пошел олл-ин на префлопе, он бы сбросил пару восьмерок, но тогда я бы забрал лишь 41 000. Вообще, конечно, нужно, чтобы игроки делали ошибки и были вынуждены принимать трудные решения с маргинальными руками. Мне важно скрыть истинную ценность своей руки, заманить оппонента в ловушку и выудить у него как можно больше прибыли. В этой раздаче я продумывал каждый шаг и сделал всё возможное, чтобы получить максимальную выгоду. В этом примере мне сильно не повезло с общими картами. Следуя такому мыслительному процессу на префлопе и на последующих улицах, вы создаете для себя план, который не оставит вас безоружным в любой ситуации.

Я просто хочу одно знать…куда подевался туз на ривере?

ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ

Ваше мнение: